Вы знали, что во Ржеве производят отличный цифровой текстиль под маркой «Фарфалина»? А между тем компания, открывшаяся всего два года назад, помимо стремительного роста ассортимента демонстрирует активную политику развития, вкладывая средства в производство и усиление технического парка, а её продукция становится всё более популярной и находит своих поклонников не только в Instagram, но и на электронных площадках крупнейших маркетплейсов.  С владелицей и управляющей компанией «Фарфалина» Лилик Кутилиной мы побеседовали на её производстве во Ржеве, куда я отправился в середине июля.

— Лилик, как к вам пришло желание открыть производство текстиля?
— Просто показалось, что те текстильные компании, которые работали и работают на просторах, скажем так, Instagram, позиционировали себя как единственные и неповторимые, а мне, человеку амбициозному, захотелось показать, что можно и лучше. Потому что я вообще, по сути, бизнесмен. При том что я долгое время работала у нас в городе на руководящей должности в Сбербанке, потом начальником в «Росгосстрахе». Захотелось работать на себя, и мы решили открыть свой бизнес. Проблем с финансами не было, поэтому всё начало развиваться достаточно быстро.

Потому что, во-первых, у нас в городе не было таких форматов отшива постельного белья. Далее, изучив российский рынок, мы пришли к выводу, что кроме Иваново, Владимирской области и ещё ряда мелких производителей, по сути, хорошего текстиля, качественного постельного белья из люксовых тканей у нас в принципе никто не делает. То есть если и продаётся у нас такой текстиль, то идёт он в основном из-за рубежа.

И вот два с половиной года, на пустом месте, совершенно без швейного опыта (по образованию я юрист), набрав несколько швей, которые и кроили тоже, мы построили и открыли свой цех. Первой продукцией были покрывала, детские «бонбон», затем пошли постельное бельё, кружева, шебби-шик. Ну и когда мы поняли, что пользуемся спросом (несмотря на то, что все прогнозы давали, что это, мол, всё вообще не ваше), мы начали развиваться, и развиваться очень быстро.

— А как пришло название «Фарфалина», что оно означает?
— Фарфалина — это бабочка по-итальянски. На мысль меня натолкнула одна из моих знакомых, она сказала, что «фарфалина» звучит нежно, бабочка — это всегда олицетворение красоты, изящества и так далее. Может быть, с точки зрения Instagram такое название не броское, не сразу считывается и не сразу запоминается, но тем не менее оно заходит. И заходит достаточно успешно.

— На какого клиента вы рассчитывали, когда запускались? Какая была первоначальная идея и как обстоит дело с клиентами сейчас?
— Идея: не массовое производство. Можно сказать, что мы вышли на рынок, работая по запросам клиентов. И запрос на тот момент был — детский текстиль. Не избитый, не из бязи, как говорится, а такой, который будет служить долгое время, — это одеяла «бонбон», какое-то постельное бельё из турецкого сатина, которое будет служить не один год.

Недешёвый текстиль, потому что качество стоит денег, но мы изначально не ставили на доступность. Мы делали ставку на качественный текстиль, который будет долгое время радовать своих покупателей. И отдельно мы всегда отмечаем, что мы печатаем пигментными чернилами Dupont на натуральных основах, поэтому у нас всё экологично.

Со временем ассортимент расширился. Средняя стоимость нашего комплекта постельного белья, к примеру, напечатанного на макосатине из египетского хлопка, около 8 тысяч рублей.

Мы работаем только на натуральных тканях, для нас это очень важно. Но если, допустим, египетский хлопок прослужит от пяти лет при бережном уходе, то более бюджетный сегмент прослужит 3–4 года.

Сейчас новые клиенты у нас прибывают каждый день, потому что работает реклама и сарафанное радио. Попробовав наш текстиль и оценив его качество, люди начинают сами его рекомендовать, и это уже по-настоящему ценно.

— Каких продаж у вас больше — розничных или оптовых? На что вы нацелены?
— Мы сейчас уже активно работаем с оптом, разделение практически поровну. Я не ожидала, что мы вообще будем по опту сотрудничать с другими производителями и продавцами текстиля, а сейчас наш цех востребован и в таком формате.

Во-первых, потому что у нас техника, которую не все могут позволить себе купить. Плюс мы научились очень хорошо на ней работать.

Во-вторых, очень много производителей и продавцов текстиля сосредоточены в Москве, а это, соответственно, недешёвая аренда и другие затраты. И вот игроки, которые уже давно на рынке, видя, что мы можем давать хорошие объёмы и хорошие цены для оптовиков, заказывают у нас покрывала, одеяла, подушки, и отпечатанные комплекты, и просто ткань.

— То есть вы делаете серийное и мелкосерийное производство под конкретные заказы клиентов?
— У нас комплексное производство текстиля «от и до», полное производство. У нас априори нет перекупа, и это было главной задачей, главным критерием моего производства.

Я не хотела уподобляться каким-то другим производителям, которые немного производят и при этом покупают у кого-то ещё и перепродают, априори это было не интересно. Я хотела, чтобы в России появилось производство текстиля для дома «от и до».

Мы производим целый ряд категорий: это махровые халаты, полотенца, это пижамы, одежда для сна, это постельное бельё, одеяла, подушки, покрывала, занавески, шторы, тюль и прочее, прочее, прочее.

Всё это идёт под заказ клиентов, запросы идут каждый день. И на данный момент сейчас у нас индивидуальный пошив, соответственно, под размеры наших клиентов. Но дело в том, что сейчас увеличились продажи именно готовой продукции. Мы работаем с Wildberries, Ozon и другими маркетплейсами, но я не хотела бы раскрывать все секреты, пусть конкуренты сами доходят до всего.

Текстильный принтер Colors от компании «Алларт Сервис» позволяет «Фарфалине» печатать на широком спектре натуральных тканей экологичными пигментными чернаилами DuPont. В комплекс оборудования компании «Фарфалина» входит также стегальное, швейное и вышивальное оборудование Velles.

— Что для вас более важно сейчас, просто обеспечить какой-то ассортимент или именно самим печатать?
— Сейчас мы приобретаем только белые или однотонные сатины, уже на протяжении полугода я практически не покупаю ткани с дизайнами. После приобретения принтера я сделала акцент только на своих дизайнах. Сейчас у нас ощутимо растут объёмы оптовых поставок тканей. Мы печатаем не только на белом хлопке, на этой неделе, например, у нас будет печать на светло-розовом, светло-голубом… Со временем я хочу ещё одну линию открыть, специально под опт, потому мы и строим здесь ещё одно здание площадью 800 квадратных метров.

— Сколько вложений в целом потребовал от вас такой бизнес?
— Примерно, если брать хотя бы просто оборудование, это уже пять с лишним миллионов, плюс новые машинки, всякие установки, мебель и прочее — это около десяти миллионов, наверное. Здание своё, недавно мы расширили производственные помещения и теперь занимаем 760 м2. В штате сейчас у нас 15 человек. Это очень мало для того объёма, который мы сейчас делаем. Поэтому я не могу на данный момент полностью развернуться и взять все заказы тех людей и оптовиков, которые хотят с нами сотрудничать. Швей не хватает, закройщиц.

— Расскажите о вашем парке оборудования. Как вы его выбираете?
— Мы очень тщательно подходим к выбору поставщиков и строим с ними долгосрочные отношения, надеясь на их поддержку. В настоящий момент мы в основном работаем с двумя компаниями — по печатному оборудованию это «Алларт Сервис», а швейный цех нам оборудовала компания «Веллес».
Печатаем мы на принтере Colors, имеющем ширину печати 2,2 метра, печать идёт пигментными чернилами Dupont. В принтере установлена ИК-сушка, и на выходе мы получаем уже готовую ткань, что очень удобно.

В швейном цеху у нас установлено сейчас уже 23 машины различных производителей, в основном это Brother и Velles, хотя есть несколько машин Jack и Typical. Для вышивки мы используем одноголовочную 15-игольную промышленную вышивальную машину Velles, а для стёжки — промышленную одноигольную стегальную машину этой же компании с максимальным размером изделия 2,8 на 2,6 метра.

— Как вы прошли весенний кризис?
— В период пандемии мы ни одного дня вообще не стояли, у нас был просто какой-то всплеск заказов. Мы, кстати говоря, ещё шили маски, бахилы и халаты, и до сих пор у нас заказ на ЦРБ. И мы работали здесь до десяти вечера и все выходные на протяжении двух месяцев, то есть вообще в принципе безостановочно. Плюс у нас было очень много заказов по постельному белью, по покрывалам, по шторам и прочее.
Сейчас у нас июль, и показатели тоже хорошие. Я разговаривала с одним турецким производителем, он уже год работает на таком же принтере, и он его ещё не окупил. А мы его уже на 60% окупили, установив в самом начале марта. Потому что стандартный рулон однотонного сатина, который мы заправляем в принтер, рулон шириной 2,20 м и длиной 60–80 метров уходит у нас за один день.

В чём у нас сейчас загвоздка, так это с материалами, из-за закрытия границ с Китаем, где мы покупали сатин.
Хорошо, у меня был запас — 2,5 километра ткани. И вот от этой партии осталось буквально два рулона. Сейчас мы привезли ещё 4 километра, но это ни о чём.

— То есть факт: Instagram — это отличная торговая площадка для такого вида бизнеса?
— Это отличная тема, но зацикливаться на нём нет смысла, нужно развивать и другие площадки продаж. Только на одном нём сидеть невозможно, потому что есть категории клиентов и покупателей, у которых просто нет Instagram, кому-то удобнее тот же Wildberries, тот же Ozon, какой-то ещё маркетплейс или площадка.

— Какой у вас обычный заказ?
— Практически каждый третий клиент покупает у нас текстиль «от и до». То есть средней чек нашей продажи где-то 20–25 тысяч. Плюс доставка. Здесь мы работаем практически со всеми службами, которые есть у нас в городе: СДЭК, DPD, «Почта России». Поначалу СДЭК очень быстро работал, потом были моменты, когда они подводили, потом опять вроде бы быстро начали работать. «Почта России», на наш взгляд, всегда работала плохо, но сейчас именно «Почта России» как-то очень быстро работает, они доставляют даже иногда быстрее, чем СДЭК.

— Оптовые клиенты просят пробную печать?
— Да, мы делаем пробную печать, показываем, и если клиента в принципе всё удовлетворяет, мы печатаем.

— Кто обслуживает печатное оборудование?
— Во-первых, сами. Во-вторых, если нужно, мы вызываем службу поставщика (компания «Алларт Сервис»). И плюс, конечно же, у меня начальник производства, она такой, знаете, прям спец, может созвониться и ей по телефону объяснят, что нужно сделать.

— То есть у вас женский бизнес?
— Да, у нас достаточно женский бизнес. Если нужна какая-то консультация, мы можем обратиться к нашим механикам.
Принтер — это такое оборудование, которое могут обслуживать только знающие люди. Поэтому мы никогда не лезем и очень бережно к этому относимся, ничего сами никогда не разбираем.

— Оборот какой сейчас получается у вас?
— За май оборот был почти 6 миллионов рублей, я заплатила налогов более 150 тысяч.

— То есть по принтеру в месяц можно покупать.
— Ну не в месяц, конечно, но за 2–3 месяца можно спокойно заработать на такой принтер. У нас большие планы по развитию именно в сфере производственного оборудования, но о них я буду готова рассказать в следующий раз.

Комментарий поставщика о печатном оборудовании компании

Владимир Бахтин, компания «АллАрт Сервис»

Принтер, который приобретён компанией «Фарфалина» находится в ассортименте нашей компании на протяжении пяти лет. Но он стал поистине бестселлером последние два года, когда популярность прямой печати на натуральном текстиле в рулоне росла и крепла не только в России, но и по всему миру. По-моему мнению, у данного принтера нет конкурентов и он полностью достаточен и доступен для старта уникальных текстильных производств. А уникальность наших текстильных принтеров для прямой печати на натуральной или синтетической ткани заключается в следующем:

1) Это моноблок, который состоит из принтера и инфракрасной сушки, что позволяет в одном устройстве совместить все этапы печати на рулонном текстиле.

2) Ширина печати 220 или 320 см при доступной цене, несопоставимой с ценами на принтеры с индустриальными головками.

3) Возможность работы с любым текстилем, тонким и плотным, а также трикотажем (при некоторых оговорках), за счёт конструкции системы подача материала без конвейерной ленты и прижимных роликов в зоне печати, и за счёт пары силиконовых валов.

4) Скорость печати до 30 м²/час.

5) Простота обслуживания и доступность запчастей.

6) Специальная Р1500 серия текстильных пигментных чернил для рулонных принтеров от компании Dupont. Эталон качества по спеццене.

Для динамично развивающихся компаний, таких как проект «Фарфалина», на последующих этапах развития, помимо данной модели принтера, мы также предлагаем промышленные принтеры для прямой печати от ведущих производителей. А для начинающих проектов мы готовим новинку уже с четырьмя головками Epson i3200 (4720). Что позволит увеличить скорость печати до 60 кв. м/час (рабочая скорость).

Я думаю, мы пригласим заинтересованных клиентов в наш демозал на его презентацию уже этой осенью. А также попросим редакцию журнала «Цифровой текстиль» организовать онлайн-презентацию.

Снимал и беседовал Михаил Шпилькин