Основатели фабрики печати на ткани Sfertex из подмосковного Подольска начинали свой путь в текстиле, как и многие, с работы в торговой организации. Но пять лет назад они открыли свой бизнес, начав с сублимационного переноса готовых дизайнов при помощи каландра, а вскоре, под впечатлением от возможностей цифровой печати, приобрели два первых широкоформатных принтера Epson для сублимационной печати.

Этот комплекс оборудования позволил предпринимателям Сергею Чепрасову и Максиму Куприянову перейти от переноса типовых дизайнов к собственному производству и печати на заказ широкого спектра разнообразной текстильной продукции.

Сегодня Sfertex предлагает услуги дизайна и печати при заказе от десяти метров. Собственная коллекция принтов и швейный цех позволяют выпускать широкий ассортимент продукции на всех типах синтетических (полиэфирных или смесовых) тканей. Габардин, трикотаж, флис, саржа, бифлекс — огромный выбор материалов и опыт работы с ними позволяют Sfertex производить по контракту не только ткани в рулонах, но и партии готовых изделий. Оборудование может печатать до 50 тысяч метров ткани в месяц, а швейное производство — отгружать до 15 тысяч изделий ежемесячно.

На сайте предлагаются различные варианты сотрудничества: дропшиппинг, опт, контрактное производство и СТМ. Для компаний, выпускающих мерч, также сформированы отдельные предложения.

Под маркой sfer.tex компания выпускает текстильную продукцию для разных сфер: домашний текстиль, одежда и аксессуары, сумки, товары для детей, хозяйственные товары и многое другое. Ассортимент собственной продукции представлен в интернет-магазине на сайте sfertex.ru, а также на маркетплейсах «Озон», Wildberries и goods.ru.

Осенью 2020 года Sfertex усилил своё производство новым принтером Epson Surecolor SC-F9400. О том, чем он хорош, а также об истории и сегодняшнем бизнесе нам рассказали партнёры-основатели Sfertex. Сначала о бизнесе — Сергей Чепрасов, затем о технической части — Максим Куприянов.

— Как вы пришли в текстильную отрасль и, в частности, к цифровой печати?
— В текстиль пришёл случайно: устроился на работу в компанию, которая занималась, кроме всего прочего, скатертями, у них был небольшой швейный цех. Вот так я оказался в текстиле. А к печати пришли очень просто. В 2014-м, наверное, или, может быть, за год до этого просто гулял во Франкфурте по выставке Heimtextil и искал новый текстильный продукт в ассортимент торговой компании. Увидел стенд «Колорамы»*, зашёл, и они мне быстро объяснили, что такое трансферная печать и как это работает. Тогда я решил, что это можно делать и в России тоже. Сначала поставили каландр, потом принтеры. Сделали сайт и стали развивать через него тему печати.

— Какой каландр и как выбрали?
— Начали смотреть каландры, нашли хороший вариант от Monti Antonio в подержанном состоянии по адекватной цене и решили его купить.

— То есть вы создали свою компанию, уже имея какой-то пакет заказов?
— Да. Мы с партнёром работали в торговой компании и параллельно стали развивать производственную компанию. Когда мы ставили каландр, у нас уже была договорённость с немецкой компанией Transfertex.**

То есть это была наша совместная задумка. Они сказали: поставьте каландр, у нас много клиентов в России, которые покупают бумагу, и им нужно где-то делать перенос на ткань. Так они передали нам часть клиентов. Потом через знакомых мы вышли на другие текстильные компании. «Арбен текстиль» и «Бархатный Лепесток», я помню, были одними из наших первых заказчиков.

Так мы стали сотрудничать с Transfertex. Они нам продавали бумагу с дизайнами, а мы здесь уже отпечатывали свои продукты. Я был у них на производстве. Это большая фабрика, и основной объём печатается не цифровым способом, а на ротационной машине со специальных гравированных валов. Производительность огромная, но и, соответственно, минимальная партия тоже большая. Цифровые печатные машины у них тоже есть, но основные объёмы они делали на аналоговой печатной линии.

— А когда вы решили, что необходимо печатать самим?
— Мы довольно быстро поняли, что делать бизнес на одном каландре не получится. Большинство заказчиков, которые приходят, хотят получить свои дизайны сразу и сейчас на месте. Поэтому мы достаточно быстро сообразили, что нужно ставить принтеры, чтобы быть свободными с точки зрения дизайна, не ограничиваться коллекциями поставщиков, а и свои какие-то дизайны производить. Таким образом, клиентская база, которую мы к тому времени наработали, быстро переориентировалась на нашу бумагу. Мы тогда взяли два принтера Epson SureColor — модели SC-F9200 и SC-F7100.

— Удалось сформировать круг постоянных заказчиков?
— Да, сейчас у нас порядка 20–30 постоянных заказчиков из разных сегментов, кто-то просто ткань заказывает, часть производят у нас свой мерч, а часть покупают нашу собственную продукцию.

— Как выросли ваши объёмы производства за прошедшие пять лет работы?
— Объём печатных заказов в сегменте b2b вырос раза в два-три.

— А своя продукция, с которой вы выходите на маркетплейсы и торговые площадки? Расскажите, пожалуйста, об этом ассортименте.
— Это практически вся текстильная продукция, которую можно сделать из синтетических тканей. Если говорить о направлениях, то это столовый текстиль, декоративный и детский текстиль, немножко одежды и аксессуаров. Предметно это фартуки, скатерти, подушки декоративные, подушки на стул, фартуки — детские и для творчества, пледы, в том числе детские, баффы, балаклавы, дождевики. То есть полный спектр.

Сейчас мы много экспериментируем и много чего нового запускаем. Что-то идёт, что-то не идёт. Мы смотрим, что можно делать из синтетических тканей с нанесением принта и пытаемся это реализовать в рамках своих коллекций, оставляя то, что кажется нам перспективным, на что идут заказы и что продаётся. Выводим из ассортимента товары, где, может быть, мы не попали в цену или не проходим по качеству, а также те товары, которые не пользуются тем спросом, которого мы ожидали. Цифровая печать позволяет легко со всем этим экспериментировать. Весь ассортимент доступен на нашем сайте.

— Как растут ваши объёмы в этом секторе b2c?
— Это направление мы запустили два года назад. И здесь мы наблюдаем больший рост. С прошлого к этому году он вырос почти в 5 раз. Мы сначала осторожно к этому подошли, не очень вкладывались в это направление. Потом поняли, что его можно результативно продвигать, начали больше вкладывать. Выстроили систему разработки дизайна, перестали пытаться концентрироваться на какой-то одной теме, решили пойти во всё, что мы можем.

Плюс карантинные ограничения помогли, так как мы продаём через интернет. То есть в начале года у нас интернет-продажи скакнули в несколько раз. Просто за счёт того, что людям больше было негде покупать.

— То есть вы развиваете бизнес в разных направлениях?
— Все наши бизнес-направления гармонично дополняют друг друга, то есть являются взаимными донорами.
Например, когда мы разрабатываем свои дизайны, у нас возникает достаточно много материала для подготовки коллекции ткани с принтом. И также, например, беря какие-то заказы под печать на продукцию с логотипом, мы получаем опыт производства каких-то новых товаров или новых моделей, которые потом мы можем, например уже со своими дизайнами, взять к себе в коллекцию.

Или к нам приходят рекламщики и спрашивают: «Какую продукцию с нанесением логотипов вы можете сделать?» Мы им можем показать спектр нашей продукции, чтобы они могли выбрать. То есть получается, что все наши направления обеспечивают некую синергию, способствующую дальнейшему росту.

50% в обороте у нас составляют свои продукты, 25% — печать на ткани на заказ в рулонах для производителей штор, мебели и т. п. и ещё 25% — заказчики готовой продукции под другие (не наши) торговые марки или мерч с логотипом.

— Вернёмся к технике. У вас было два принтера, и вы решили брать третий. Значит, в какой-то момент их стало мало?
— С одной стороны, стало мало, с другой — это уже вопрос обновления оборудования, потому что если вдруг… То есть мы могли работать на двух принтерах, но, работая на пределе, ты понимаешь, что если один сейчас встанет, то ты не выполнишь заказы. SC-F7100 у нас уже старенький, хотели подстраховаться, поэтому и поставили третьим SC-F9400. Мы взяли его в ноябре и сразу загрузили, особенно под Новый год, все три машины работали.

— Сколько человек у вас работает?
— Полтора десятка. Это два цеха — печатный и швейный, раскрой и упаковка. И плюс команда из трёх человек, которая трудится над созданием собственных продуктов.

— Как вы выбираете продукты для запуска?
— Смотрим, что есть, анализируем. В своё время, когда мы пошли в розницу, то решили попробовать уловить какой-то тренд и вышли на плед-лаваш. Это обычный плед, на котором нарисован принт лаваша. И у нас это под Новый год стало просто выстрелом.
У нас заказывалось неимоверное количество этих пледов-лавашей. Другие пледы, которые мы параллельно запустили, которые были стандартного дизайна, практически не продавались.

И таких ниш на самом деле много, практически в каждом направлении. Просто надо понять, что это именно то, что нужно.

— Есть ли у вас какие-то сезонные пики в загрузке оборудования?
— Мы постоянно выводим на рынок какой-то новый ассортимент, и прошлый год у нас прошёл ровно. Летом продавались пляжные ковры, в сентябре — какая-то школьная продукция, рюкзаки и мешки детские. Зимой пошли новогодние дорожки на стол и мешки для Деда Мороза.

Преимущество цифровой печати как раз в том, что можно достаточно быстро менять принты и подстраиваться под сезон, в который ты входишь.

— То есть можно сказать, что вы ушли от торговли в производство и собственную разработку и это оказалось сильно интереснее?
— Это, безусловно, да. Мы хотели от торговли уйти в производство и производить на заказ, но в какой-то момент вовремя поняли, что это не очень перспективно и нужно, если ты хочешь производить хорошо, производить свою продукцию, потому что тогда ты изучишь все тонкости и сможешь хорошо производить её и для других в том числе.

— Какие цели ставите на этот год?
— В этом году задача — реализовать давнюю мечту и сделать собственную коллекцию принтов для ткани, для бесшовного дизайна, чтобы развить b2b-направление для наших заказчиков из мебельной, шторной сферы и индустрии одежды.
Соответственно, на основе тех дизайнов, которые мы делали для своей продукции, готовим коллекцию. У нас накопилось очень много купонных принтов, которые мы используем при выпуске собственной продукции. Сейчас мы их перерабатываем и готовим собственную коллекцию бесшовных принтов.

И задача номер два: понять, как сейчас можно продвинуться в оптовом направлении. Отобрать перспективные продукты, которые мы успешно продаём в розницу, подготовить по ним предложение и попробовать выйти в оптовый канал.

Также мы активно ищем способы вывода нашей продукции на экспортные площадки. Сейчас прорабатываем варианты продаж через иностранные маркетплейсы Amazon и eBay.


* Colourama — польский производитель бумаги с принтами для сублимации.
** Transfertex — один из крупнейших производителей текстильных дизайнов на сублимационной бумаге методом ротогравюрной и цифровой печати. Производственная мощность 200 000 м² в сутки.

кадандр Monti в Сфертекс

Технические аспекты бизнеса Sfertex мы попросили уточнить Максима Куприянова.

— Максим, с чего началось ваше собственное печатное производство?
— С 2014 года мы год-полтора, наверное, пробовали производство и перенос на ткани с чужой сублимационной бумаги. А в 2016 году купили принтеры Epson и стали печатать сами. Бюджет на тот момент не позволял взять две одинаковые новые машины, поэтому взяли новый производительный SC-F9200 и принтер меньшего формата SC-F7100 б/у.

— Можно сказать, что вы поэтапно осваивали технологии, начав с сублимационного переноса и затем освоив печать…
— Конечно, мы наработали определённый опыт работы с каландром. Нужно было приработаться, понять, что как делается, тем более когда это совершенно новая тема, как это — переносить с рулона на рулон. В какой-то момент нам стало этого мало. Наверное, любой производитель приходит к тому, что появляется интерес делать технологически полный спектр — от нуля и до готового продукта.

Когда мы работали с немцами, то было ограничение по минимальному заказу. То есть мы всегда были ограничены чужой запечатанной бумагой. Минимальный заказ — это рулон бумаги 500 или 1000 метров, к примеру. Соответственно, если не попадаешь в дизайн, который сразу востребован рынком, то остаётся только возможность продать в будущем, и при этом у тебя на складе масса неиспользованного полуфабриката.

А возможность печатать самим устраняет понятие минимального заказа в принципе. Это постоянные пробы пера. Если они привели к увеличению продаж по конкретному дизайну — значит печатаем ещё. Если не привели — значит забыли про этот дизайн и пробуем новый.

— То есть приобретение собственного цифрового печатного оборудования дало вам возможность проб и более тонкой подстройки под рынок. А почему выбрали именно Epson?
— Я честно могу сказать: на начальном этапе мы рассматривали других производителей, но в итоге выбрали Epson.

Первое, наверное, как вы понимаете, когда речь идёт о работе на рынок — это цветопередача. В первую очередь!

Второе — это скоростные характеристики.

Третье, но не менее важное — это расходные материалы, обслуживание, доступность и т. д.

Четвёртое — на момент выбора мы познакомились с компанией «Текстиль и Технологии», официальным дилером Epson, и они показались нам с партнёром наиболее клиенто­ориентированными и сведущими как в технологиях, так и в бизнесе. Мы с ними на одном языке общались, плюс, как потом оказалось, они дали возможность прочувствовать и показали преимущества техники Epson по сравнению с остальными предложениями на рынке. И теперь, уже являясь достаточно опытным человеком в данном направлении бизнеса, могу сказать, что у меня нет вопроса, является ли Epson лидером или нет.

— Сколько времени ушло, чтобы окупить оборудование?
— Это был новый для нас опыт, или, как сейчас модно говорить, experience. Первые, наверное, полгода была в основном работа на себя: вводили новые продукты, новые дизайны, пробовали. Через полгода обросли своими продуктами, которые пользовались потребительским спросом на рынке, плюс наработали некую клиентскую базу как поставщики услуг печати на тканях. И ещё через полгода приблизились к тому, чтобы отбить все затраты, связанные с покупкой данного оборудования.

— Как показало себя в работе приобретённое оборудование. С чем связано приобретение третьей машины?
— Оба принтера надёжно и качественно работают до сих пор. Новый Epson SC-F9400 взяли, чтобы была возможность увеличения объёмов печати.

— Какие преимущества этой модели заметили сразу?
— Что касается качества печати, мы очень довольны. И ещё раз повторюсь, у меня вопросов в этой части к оборудованию Epson не было и нет. Что касается скоростных характеристик, то они существенно выросли у этой модели. Многое зависит от дизайна, но возможно увеличение скорости печати на 100%. Но скорость производства зависит не только от принтера, потому что у нас пока нет такого, чтобы мы загрузили 400-метровый рулон и печатаем один и тот же сюжет.

— Получается, сейчас у вас образовался запас по мощностям и вы можете взять ещё большие тиражи и больший объём печати суммарно?
— Очень многое зависит от текущих заказов с рынка. Растёт потребительский спрос, и у меня случаются моменты, когда мне и трёх машин не хватает. Чуть падает потребительский спрос — соответственно, немножко притормаживается печать. Сказать, что они у меня на постоянной основе загружены на все 100%, я не могу.

— С такой проблемой, как полошение, сталкивались?
— Основная причина, из-за чего начинает полосить принтер, с которой сталкиваются пользователи, это микроклимат в помещении, где находится оборудование. Но если поддерживать определённую влажность, температуру и ограничить попадание туда пыли, то эта проблема становится практически несущественной. Ещё один плюс в принтерах Epson — технология Microweaving. Она создаёт бесшовную стыковку полос, наносимых печатающими головами, и такая система действительно эффективно работает. Но, как я уже сказал, важно и поддержание правильного микроклимата в помещении.

— Ранее вы отметили отличную цветопередачу принтеров Epson. Как контролируете и настраиваете процесс?
— Если есть необходимость, мы вызываем специалиста, который может построить печатный профиль под конкретную ткань, конкретную цветопередачу и т. д.

К тому же на данный момент у нас уже существует огромный опыт попадания в цвет путём подбора оптимальных пара­метров, просто в силу опыта и того, сколько различных заданий и на каком количестве тканей мы уже печатали.

Мы уже разработали для себя некую схему, как это лучше делать. Плюс никто не отменял печать цветовых плашек
с подбором цвета на каждой конкретной ткани. Учитываем массу факторов: это и скорость печати, и специальный цветовой профиль принтера, и скорость и температура переноса именно на каландре, и ткань, и её состав.

— А есть такие заказы, которые требуют повторного попадания в тот же цвет?
— Однозначно. Есть некий пул клиентов, который уже у нас образовался, в основном из одёжной и мебельной сферы, которым я печатаю одни и те же дизайны на протяжении уже не одного года. И поскольку это у них каталожная продукция, то естественно она не может и не должна изменяться по цвету от печати к печати.

— Расходные материалы? Только оригинальные?
— Мы используем исключительно оригинальные чернила. Нам поступала масса предложений от различных компаний, которые предлагали перейти на свои чернила, промыть головы. Но я не хочу этим заниматься и не считаю, что это необходимо. Зачем портить автомобиль? Вы же не ставите на «Мерседес», не знаю, запчасти неизвестного происхождения.

— На какой бумаге какой минимальной плотности печатаете?
— Всё зависит от производителя бумаги. Минимальная плотность, на которой мы печатаем, это 45 г/м2. Пытаться использовать что-то более тонкое я не пробовал, и даже нет желания.

Я слышал, конечно, что бывают люди, которые засовывают практически кальку, бумагу, особо не пригодную для сублимационной печати на принтерах, и пытаются что-то из этого выжать. Но я не готов мириться с таким заработком с потерей качества. Мы печатаем на бумаге от 45 до 65 г/м2 в зависимости от того, что у поставщиков на данный момент имеется, и наши принтеры без проблем стабильно печатают на таких бумагах.

— Некоторые говорят, что у Epson не самые «долгоиграющие» печатные головки. Что скажете об этом по своему опыту?
— Мы ещё ни разу ни на одном на принтере Epson не поменяли голову. Вот я занимаюсь данным бизнесом уже пять лет, мы брали один новый, один б/у, как я уже говорил, с пробегом, и до сих пор они в рабочем состоянии и отлично работают.
Сейчас диагностика показывает, что и на SC-F9200, и на SC-F7100 начинают выходить из строя отдельные дюзы, но на качестве печати это пока не отражается, а когда подойдёт время менять головку, мы это увидим.

Мы печатаем пробу перед каждым запуском, и на бумаге сразу видно, какие дюзы надо прочистить. Думаю, что, наверное, в этом году я как минимум принтер SC-F9200 буду подготавливать к замене одной головы. Но, повторюсь, спустя пять лет.

— Принтеры для сублимационной печати выпускаются рядом других производителей. Не возникало желания попробовать в работе, приобрести машину другого бренда?
— Желание познакомиться ближе, может быть, и возникало, но оно всегда разбивалось о качество решений, предлагаемых другими производителями.

После того как мы приобрели свой SC-F9400, мы с Сергеем ездили, смотрели на поставщиков других принтеров, сравнивали печать, качество, сравнивали расход, себестоимость, скоростные характеристики предлагаемых моделей, цену за оборудование в принципе и т. д. И пока по всем этим характеристикам для меня Epson лидирует на рынке.

Я говорю о конкретных промышленных машинах определённого класса с конкретными скоростями.

Понятно, что есть более производительные промышленные машины, которые стоят по 10–12 миллионов, там и скорость совсем другая, и расход совсем другой.

Но такие машины не подходят для моих нужд, потому как мне надо печатать одномоментно много разных дизайнов на разной бумаге под разную ткань и для разных заказчиков.

Беседовал Александр Шмаков