Рекламно-производственная компания «Ариал» известна на рынке уже 15 лет. На заре своего развития компания занималась широкоформатной печатью, имела парк разнообразного оборудования и отгружала неподъёмные рулоны запечатанного винила. Новый импульс в развитии, как бы это ни парадоксально звучало, компании принёс кризисный 2014 год: «Ариал» стал осознанно подходить к выбору оборудования и поиску своей ниши на рынке рекламной продукции, а также в других сферах применения широкого формата.

Сегодня офис и производство компании «Ариал» расположены на единой площадке в историческом центре города, на Газовой улице Петроградской стороны. Машинный парк основан на печатном оборудовании одного бренда. На данный момент это шесть цифровых печатных машин Durst разных моделей. Послепечатный участок оснащён тремя планшетными плоттерами Zund и прочим необходимым для рекламного производства инструментарием.

ОБРАЗЦОВАЯ ФАБРИКА
ШИРОКОФОРМАТНОЙ
ПЕЧАТИ

«Начинали мы без резких взлётов, у нас просто не было ни опыта, ни элементарно финансов, — без ложного стеснения вспоминает исполнительный директор компании Ольга Болгар. — Занимались всем подряд, от основного — широкоформатной печати, до оперативной полиграфии, но… чего-то не хватало.

А сейчас у нас «неожиданно» образовалось 6 машин Durst, включая флагман P5, и мы уже заказали ещё один. Первым был Durst 350, рулонный, подержанный. С 2014 года мы стали очень осознанно выбирать оборудование, устанавливать правильную технику и у нас сильно выросло картонное направление. «Ариал» был признан специализированными рекламными агентствами. Это было приятно».

ТЕКСТИЛЬНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

«Все заказы на печать по ткани, которые к нам приходили лет пять-семь назад, мы печатали, но не могли обеспечить идеального качества: краска проваливалась, оставляла запах, пропитка не годилась для всех видов материалов, как заверял поставщик», — рассказывает Болгар и демонстрирует эффектные образцы сегодняшней печати на различных текстильных материалах.

В 2017 году, благодаря новым печатающим головкам Ricoh Gen5, Durst увеличил скорость текстильных моделей Rhotex до 350 м/час (170 м/час в production mode) при ширине печати 3,2 метра. «Теперь можем печатать даже на ковролине. Прокрашивание волокон и яркость картинки стали гораздо лучше, раньше нельзя было достичь столь эффектного изображения», — поясняет Ольга.

Заказчики сейчас готовы к предложению заменить винил тканью, чтобы получить более красочное и технологичное решение, удобное в эксплуатации и транспортировке. К тому же баннер, в отличие от ткани, вреден для экологии, выделяет небезопасные испарения и никак не разлагается при утилизации.

ФЛУОРЕСЦЕНТНЫЙ ЭКСКЛЮЗИВ

«Ариал» специализируется на рекламной печати, но на текстиле могут быть отпечатаны, к примеру, и предметы интерьера.

«Мы начали работать на европейский рынок цифрового текстиля, и у нас уже есть ряд проектов, один из которых очень показателен, — не без гордости говорит Ольга, демонстрируя внушительное полотно, сияющее всеми цветами радуги. — Мы единственные, кто может печатать на Durst флуоресцентными красками шириной 3,2 метра, в том числе в сочетании с обычной триадой и дополнительными цветами. Наш заказчик поставляет на европейский рынок под заказ большие светящиеся текстильные плакаты. Востребовано это на различных зрелищных мероприятиях, фестивалях современной музыки и т. п.

В один прекрасный момент мы поняли, что являемся законодателем мод в сфере светящегося текстиля. Мы поставили в машину новые головки, запустили подачу краски на полную мощность и получили такой эффект, что у заказчика просто снесло голову. И теперь объёмы постоянно растут».

Направление действительно интересное, и подобная продукция может быть востребована в ночных клубах, парках развлечений, различных квестах и прочих мероприятиях в затемнённых помещениях.

Опция печати флуоресцентными чернилами была заложена инженерами в 320-ю модель, и так получилось, что «Ариал» стал единственным обладателем такой машины, в массовое производство она не пошла. И теперь, когда «Ариал» заказывает краску, на заводе Sun Chemical её специальным образом готовят по отдельной рецептуре исключительно для них.

«Ещё одна наша уникальная возможность в цифровом текстиле — печать на ткани Samba шириной 5 метров с очень хорошим качеством. В случае со световой тканью УФ-печать является лучшим решением. Производитель, немецкая компания Berger textiles, лишь недавно представила её на выставке. Никто, кроме нас, в России не сможет напечатать такие 5-метровые полотна на ткани с таким качеством, при этом без шва. Это впечатляющие вещи!»

Цифровые тенденции

В мире цифрового текстиля, по мнению руководителя «Ариал», сейчас происходят серьёзные изменения. Раньше производители рекламного текстиля и фэшн никак не пересекались — разные технологии, разные тиражи, разная продукция.

«Когда появились новые печатные головки и капля уменьшилась, производители принтеров стали продвигать свои решения на всех выставках сразу, доработали программное обеспечение для работы на разных рынках. Эта битва может прежде всего привести к банкротству некоторых производителей, — считает Болгар. — Три года назад все ударились в пигментную печать по хлопку и забыли про развитие рынка синтетики. MS спокойно занял эту нишу, и теперь машине Durst Rotex 325, который печатает и по бумаге и по синтетике, уже сложнее конкурировать.

Фэшн шёл от швейки, от разработки продукта, и когда они пришли к принту, то входной билет был не очень дорог — ширина 1,60 их устраивала. Постепенно они стали набирать. Сейчас производители фэшн-текстиля уже имеют промышленные объёмы цифровой печати, приобретают MS и Durst и теоретически могли бы заняться рекламным текстилем. Другой вопрос: а нужно ли это им? А вот нам, никогда не работавшим с оверлоком, условно говоря, выйти с рекламы на их рынок гораздо сложнее, это не наша ниша.

Необходимо отметить, что как картонный бизнес — это не только печать листов, так и производство цифрового текстиля — это не просто запечатать ткань и набить люверс. Скажу больше: научиться хорошо и правильно работать с текстилем, причём я сейчас говорю и про синтетику и про хлопок, сложно. Миллион подводных камней.

Ткань является самым сложным материалом для печати. Для производства необходим целый комплекс: принтер, каландр, каттер и т. д. Я уже не говорю про систему климат-контроля. Поэтому совмещение в рамках одного производства картона и текстиля — это в глазах конкурентов тихий ужас, а не бизнес. Желающих я особо не вижу, особенно в работе с трёхметровой тканью.

По ткани 70% нашего производства идёт в Петербург, остальное — по всей России. Пока что в нашей стране конкуренция в области цифрового текстиля практически отсутствует, в отличие от производства POSM. И в этом тоже наше уникальное отличие — мы можем, в отличие от конкурентов, предложить полный комплекс производства рекламы: на картоне, пластике, текстиле и массе других материалов. Мы занимаем нишу подобную оазису в пустыне».

Уникальное торговое предложение

Есть компании, производящие цифровой текстиль, которые практически на 70% оборота работают на один бренд. Для российского рынка это серьёзный риск. Объём печати по ткани в обороте «Ариала» составляет на данный момент 15–20% в зависимости от сезона. Специфика компании на рынке цифровой печати состоит в предоставлении широкого спектра услуг. «Заказчик у нас может заказать полный комплекс услуг. Вся техника, которая у нас установлена, это машины последнего поколения. Мы наконец-то смогли догнать технологический цикл, более совершенной техники в мире сейчас нет. Это позволяет нам лидировать по сумме параметров в соотношении «цена – скорость – качество». Говоря о модели P5, следует отметить, что на рынке пока ещё просто нет такого качества, а мы уже предлагаем его заказчикам. Через два-три года, возможно, оно станет стандартом», — отмечает Болгар.

«Таких фирм, как наша, больше нет не только в Петербурге, но и в России, — продолжает она. — Нашу уникальность мы видим в том, что смогли создать некую экосистему, которой ни у кого больше нет: мы работаем как с крупными заказчиками, так и с индивидуальными клиентами. Работаем как на опт, так и на розницу, для которой, как правило, серьёзная дорогая техника недоступна. Мы, пожалуй, единственные, кто может дать допуск конечному клиенту к промышленному качеству и технике. Микротиражи — это очень тяжёлый труд, на который типографии из нашей сферы не идут. А из сетей мы сотрудничаем, к примеру, с «Пятёрочкой», «Окей», «585». Наш POSM идёт на всю страну, большинство отправляется в Москву и затем отправляется по всей стране».

Рыночные перспективы

На вопросы о текущем позиционировании, политике компании и перспективах развития Ольга рассказывает детально
и по пунктам.

«Реальное производство — это всегда этапный рост. Да, диджитал наступает на пятку, наружка сокращается... С чего ты взял, что сможешь нарастить объёмы? Но по нашему анализу, российский рынок POSM составляет 23 миллиарда, при этом POPAI заявила, что реальный объём гораздо больше. Поэтому потенциал рынка в принципе безграничен. Также и цифровой текстиль. Причём я уверена, что рост печати по текстилю у нас будет связан
с ростом других направлений.

Совершенствованию бизнеса помогает и собственная ERP-система с личным кабинетом заказчика, уведомлениями о статусе заказа и т. д. Для маленького бизнеса подобная система управления в принципе недоступна. В ближайшем будущем мы серьёзно инвестируем в IT и будем целенаправленно развивать это направление.

Мы приветливая фирма и открыты для всех, работаем и с крупными и с мелкими тиражами. Это наша бизнес-политика. Розница, хотя это деление довольно условно, в нашем обороте составляет более 30%, и индивидуальных клиентов тысячи. Приходя к нам, клиент утверждается в ощущении, что это серьёзная фабрика рекламы.

И даже не разбираясь в технических особенностях, убеждается, что любые его потребности будут удовлетворены с максимальным качеством, особенно когда получает цветопробы последнего поколения.

Наш изначальный подход: мы не работаем как рекламное агентство, мы не занимаемся сувениркой, работаем в своём секторе, не делаем монтажи. Делаем только то, за что можем ответить от и до. Считаю, это правильный подход, который работает во всём мире, но слабо развит в России: максимальная специализация в своей сфере и постоянное совершенствование компетенций в ней. Но поскольку в России слабо развито партнёрство между бизнесами, то кооперация у нас практически отсутствует. Поэтому когда я, имея свободные мощности, предлагаю коллегам размещать у нас заказы, встречаю непонимание.

Мой подход — самолёт должен летать. Даже если мы будем работать в ноль, это будет реклама нашего производства методом сарафанного радио. Мы должны загрузить все свои направления, чтобы в комплексе они обеспечили нам оборот и прибыль.
В определённый момент один принтер может работать в убыток, его будут «дотировать» другие.

Бизнес-стиль

Сейчас вся наша прибыль уходит в оборудование, но мы достигли того, что попали в технологический цикл и приобретаем самые новые и совершенные модели машин. На последней американской выставке SGIA сразу три модели Durst получили награды как лучшие в своём секторе рынка устройства. Лучший принтер для печати синтетики, лучший для POSM и лучший для roll-to-roll приложений — все они получили статуэтки.

Наше новое оборудование для печати по текстилю открывает большие возможности для выхода на новые рынки, поскольку оно обеспечивает беспрецедентное качество на космических скоростях, и при этом оно недозагружено. Это позволяет нам расширить объём производства в разы, но наша традиционная основа и сильная сторона в этой сфере — это, конечно, рекламный текстиль.

Но надо ставить эксперименты, быть открытым для всех возможностей и не ставить никаких барьеров в голове. Более открыто смотреть на вещи и не бояться экспериментировать, если уж делать поползновения в сторону бесстрашия.

В период бурного развития нас никто особо не знал, и это было круто. А затем мы открылись и пригласили к себе на презентацию нового оборудования всех ведущих производителей рекламной продукции. После этого мы посетили все ведущие московские фирмы. И так со всеми познакомились. Сейчас я могу спокойно позвонить любому и получить любую необходимую мне информацию. Но обратной стороной такой открытости стало то, что мы работаем как будто в открытой студии.

И ещё у меня стала сбываться мечта — наконец мы работаем на технике одной марки. Для печати — Durst, постпечать —
Zund. Сейчас мы сделали заказ на девятый Durst, и нам обещали, что когда мы закажем десятый, то полетим на завод Durst на вертолёте через Альпы. И это не шутка, я в это верю!»

Александр Шмаков