Локация текстильного тренд-форума — Textile Trend Forum на юбилейной 10-й выставке «Интерткань-2021» была не простой площадкой, где участники и посетители шоу могли встретиться и поговорить. По насыщенности актуальной информацией и наглядным материалом тренд-форум вполне мог бы считаться выставкой внутри выставки. Возможно, именно так и задумывалось, а может, стремительное развитие мирового легпрома и трансформации в fashion-индустрии, где вдохновлённые манифестом «Нового Баухауса» ремесленники объединяются с новаторами и вместе строят устойчивое будущее, сами по себе сделали тренд-зону не только фактическим, но и «великим идеологическим аттрактором» внутриотраслевого пространства.

В соответствии со своей направляющей миссией Textile Trend Forum из раза в раз даёт понимание о ключевых процессах в текстильной и лёгкой промышленности, раскрывает суть вещей как товара —  с особенностями выпуска, продвижения, цепочками продаж, и как символа эпохи, представление о которой формируется здесь и сейчас. «Структуры и поверхности», «Отделка и декорация», «Рисунок ткани», «Устойчивое развитие» —  указатели движения в основных направлениях, из которых соткана ткань современной моды и по большому счёту —  вся выставка «Интерткань», призывающая к переосмыслению устоявшихся потоков и схем.

***

Оценивая очередной сезон «Интерткани», основатель Solstudio Textile Group Александра Калошина, чья компания передала идеи глобальной трансформации в сквозном дизайне конструкций для оформления Textile Trend Forum, упомянула ещё один фактор нарастающих перемен: локализацию легпрома, которая, по её мнению, сигнализирует о переломе в общественно-производственных отношениях. «Локализация —  главный социальный тренд, определяющий развитие индустрии моды и большинства сегментов лёгкой промышленности. Пандемия многое сдвинула с места и заставила осознать масштаб изменений. Быстрое и качественное производство в своём регионе, в своей стране, быстрые поставки небольших партий, глубокое понимание желаний покупателя, предпочитающего осознанное во всех смыслах потребление, —  настало время местных производств, больших и малых. Наше время».

Говоря это, Александра Калошина имеет в виду и свою фирму. Первое и главное, чем занимается Solstudio Textile Group, — это цифровая печать по ткани, при этом уделяя внимание и дизайну текстиля, и обучению дизайну, и продвижению собственного бренда аксессуаров. Одна из тем для обсуждения на семинаре «Российские производства цифровой печати по текстилю: выбираем партнёров», организованном профильными журналами «Цифровой текстиль» и «Легпром ревю», касалась возможности построения полноформатного бизнеса с цифровой базой —  от художественного замысла до готового изделия. Так вот, Solstudio Textile Group успешно реализует эту стратегию на практике. Принцип сообщающихся сосудов: творчество даёт импульс технологиям, технологии дают свободу творчеству, принятый в качестве корпоративной философии, позволяет поддерживать в тонусе и студию дизайна, и печатную фабрику.

Достаточно сказать, что в активе Solstudio Industry за 20 лет существования —  тридцать российских и международных отраслевых наград, более полутора миллионов отпечатанных погонных метров ткани, клиенты и опыт, какими может похвастаться далеко не каждое подобное предприятие в России и СНГ, а оригинальные паттерны для ткани от Solstudio Textile Design продаются в тридцати странах мира и отмечены в отчётах экспертов WGSN.

«Прогнозами WGSN руководствуются все лидирующие марки, от Nike до Chanel, —  говорит Александра Калошина. —  У нас, к сожалению, нет подписки на отчёты, она очень дорогая, но с помощью итальянских коллег удалось выяснить следующее: работы Solstudio отмечены профессионалами текстильного дизайна в 17 отчётах, а 297 работ находятся в библиотеке WGSN. То есть на них в том числе опираются зарубежные компании. Представьте себе, мы, россияне, сейчас непосредственно влияем на мировую моду».

На цифровой фабрике Solstudio прошли все этапы производственных поисков, протестировали разные виды материалов и теперь уверенно работают с любой тканью —  натуральной или синтетической. При кажущейся простоте процесса Александра Калошина отметила важность профессиональной подготовки в области цифровой печати по текстилю как у исполнителя, так и у заказчика: знания помогают предвидеть результат и исключить недопонимание. Вообще же, по её мнению, модная индустрия идёт в сторону цифры семимильными шагами и значительную роль здесь играет «устойчивость».

«Это то, о чём мы говорим всё чаще и что уже воспринимается как норма. С устойчивостью связана безопасность печати для экологии, а также реальная экономия ресурсов —  природных и производственных». Основательница Solstudio Textile Group, недавно побывавшая в Комо, главном ателье европейской моды, привела в пример итальянские фабрики, в изобилии оснащённые самым передовым цифровым оборудованием, которые в данный момент переполнены заказами. Причём в одном ряду там стоят и легенды alta moda, и титаны масс-маркета. «На одних и тех же предприятиях текстильной группы Ratti, традиционно обслуживающей ведущие модные дома, печатаются ткани для коллекций одежды Dolce and Gabbana, Zara и H&M». Таким образом, цифровая печать, показавшая, что высокое качество может иметь доступную цену, привела к межбрендовому равенству.

***

Несколько в ином ключе высказался до того руководивший семинаром соучредитель и эксперт изданий «Легпром ревю» и «Цифровой текстиль», председатель комитета по цифровой печати и декорированию текстиля СОЮЗЛЕГПРОМа Михаил Шпилькин. Обращаясь к владельцам цифровых печатных бизнесов, он призвал продавать изделия дорого, мотивируя свой призыв исключительными возможностями технологии дать клиенту желаемое в нужном виде и объёме: «Такие изделия не должны стоить столько же, сколько массовые —  вот главная мысль, которую нужно донести до покупателя». По мнению Шпилькина, цифровикам также следует воздерживаться от попыток конкурировать с традиционными способами печати на ткани, поскольку у них совершенно разные задачи.

Тема решоринга, или исхода иностранных производств из стран Азии на родину, к точкам продаж, неоднократно поднималась на страницах журнала «Цифровой текстиль», и его ведущий эксперт не смог не сказать об этом в контексте будущего не столько даже мирового, сколько российского легпрома, способного, целенаправленно развиваясь, обеспечить отечественный рынок всем необходимым. «Цифровая печать очень сильно изменилась под влиянием пандемии, и это, как ни странно, пошло на пользу лёгкой промышленности: произошло перераспределение в каналах выпуска изделий. На западе говорят решоринг, а у нас есть другое слово, ещё ближе к реалиям —  импортозамещение, где у легпрома широкое поле для деятельности. Без сомнения, в России должно появляться больше производств».

***

Группа компаний «Вишнёвый пирог», генеральный директор которой Евгений Тимощенко стал одним из четырёх приглашённых выступить на семинаре спикеров-производителей, пришла к цифровой текстильной печати через бумажную полиграфию, в буквально смысле почувствовав тренд. В итоге появилась цифровая текстильная мануфактура «ПринтТекстиль».

К расширению спектра услуг Евгений Тимощенко подошёл, понимая суть технологии, и по мере продвижения в новые сферы бизнеса убедился в универсальности цифры как метода производства. Персонализация, печать по запросу, высокое качество и короткие сроки выполнения заказа — всё, что хорошо работает и приносит доход в обычной цифровой типографии приносит его и предприятию цифрового легпрома.

«Преимущество и недостаток цифровой печати —  это тиражность. Мы можем печатать мало, но не можем много, потому что это неразумно. С одной стороны, ситуация странная, а с другой —  удивительная, потому что стоимость запуска одного изделия гораздо дешевле. То есть у нас есть возможность запускать большое количество индивидуальных изделий по цене ниже, чем у любого другого традиционного производителя».

С экономической точки зрения такой подход себя оправдывает, поскольку позволяет использовать ресурсы с максимальной эффективностью. «Те, кто занимается текстильным бизнесом, понимает, что, запуская ту или иную коллекцию одежды, он берёт на себя риски продать или не продать продукт. Ни один бренд в мире не продаёт свои коллекции равномерно. Всегда есть бестселлеры, одинаково популярные во всех странах, и вещи, пользующиеся большим или меньшим спросом в зависимости от региона. Выпуская много разных дизайнов продукции, мы, как говорят биржевики,  диверсифицируем вложения и уменьшаем риск остаться в убытке». Опять же в силу своих особенностей цифровая печать позволяет реализовать «горячие» идеи и получить ситуативную прибыль. Так, в разгар пандемии прошлого года текстильная мануфактура Евгения Тимощенко напечатала футболки про ставших мемом печенегов и половцев. «Через полчаса мы продали сорок штук, нарисовав дизайн футболки и выставив его в Фейсбуке».

***

На сайте компании Dimitex о цифровой печати на ткани говорится как о «безграничной возможности для роста прибыли». Незачем покупать готовое, если можно создать своё. Но вот заказчик достигает определённых объёмов и задумывается о приобретении собственного оборудования.  В каком случае это может быть выгодно для него? Не помешает ли производственный быт полёту фантазии? Рассуждая об этом, генеральный директор Dimitex Михаил Купавцев, чья компания сотрудничает со многими опытными и начинающими дизайнерами, рассказал три разные истории.

Героиня первой —  молодая девушка, коммерчески успешный дизайнер модной одежды. В Dimitex для неё в среднем печатали от трёх до пяти километров ткани. Желание стать владельцем собственного оборудования пришло с увеличением продаж. «Она пришла с вопросом к нам, и мы начали считать. Оказалось, что для неё выгодно печатать самой в плане стоимости изделий, но не выгодно в том смысле, что это ещё один участок —  ответственный и важный. Лучше заниматься тем, что любишь и что получается, не распыляясь».

В другой истории фигурировал бренд дорогой спортивной формы, который печатал точечно, под заказ, разным метражом на разных тканях, а со временем приобрёл целый парк оборудования, начав с небольшого струйного принтера. И хэппи-энд как итог: клиент обеспечил свою самодостаточность и теперь в симбиозе соседствует с Dimitex.

Ещё одна история, о которой рассказал Купавцев, относилась к разряду пилотного проекта для фирмы из другой отрасли, выбравшей для инвестиций производство текстиля. От покупки цифровой машины новичков, не имеющих представления о форматах печати и о печати как таковой, не спас ни совет профессионалов, ни расчёт стоимости будущих изделий, значительно превышающей среднерыночную.

***

Для компании «Фарфалина» из Ржева и её генерального директора Лилик Кутилиной десятая «Интерткань» стала первой. Но репутация порой опережает официальные события, поэтому, представляя «Фарфалину» участникам семинара, Михаил Шпилькин представлял вполне сформировавшийся бренд домашнего текстиля. Апеллируя выводу Михаила Купавцева о покупке собственного принтера, Лилик сразу сказала, что их у неё два, после чего «легко и прикольно» принялась говорить о серьёзных вещах.

В родном городе у предприятия с непринуждённым названием крепкая промышленная база —  700 м² действующей производственной площади и 1500 м² строящейся. Владелица и директор «Фарфалины» с самого начала решила шить, а не перепродавать сторонние товары. «Меня интересовало только своё производство —  от полотенец и пижам до одеял и халатов. Весь ассортимент домашнего текстиля». Особая гордость Лилик Кутилиной — стегально-вышивальный комплекс на 66 игл для отделки всех видов тканей. Агрегат весом в четыре тонны воплощает в реальность любые дизайны, вот почему его установка была так необходима. Для менее сложных задач там есть другая,  одноигольная стегальная машина. За печать в цехе отвечают два цифровых принтера —  с шириной печати 220 и 320 см.

Как и многие российские текстильные марки, «Фарфалина» реализует свою продукцию на маркетплейсах: озвученный Лилик доход от продаж на Wildberries за последний месяц — 2 миллиона рублей. А главное, своими возможностями она готова поделиться с дизайнерами — дать творчеству нужные технологии. «Всё просто. Вы нам расскажете свою идею, мы её исполним — напечатаем, отошьём, простегаем, упакуем и доставим вам в лучшем виде». В конец концов, если идея того стоит, принтер подождёт.

Татьяна Зуева, фото: Дима Бабушкин

Продолжение следует