Текстильная печать, как показала наша статистика за прошлый год, не теряла оптимизма в период объявленной пандемии 2020 года. И в особенности, та её разновидность, которую вдохновляют цифровые технологии, одновременно ставшие и причиной перемен, и залогом прогресса там, где, ещё пару десятилетий назад, казалось, все исторически предопределено на века.

В целом, ежегодный рост в области печати по текстилю на ближайшие девять лет прогнозировался аналитиками ещё в 2014 году. По расчётам авторитетного агентства Keypoint Intellegence, с 2018-го по 2023 год темпы роста должны были составлять 5,6%, а объём соответствующего рынка — 2,31 млрд долларов. В 2018 году в текстильной печати произошла рокировка центров активности: традиционное лидерство в области производства текстиля перешло от стран ЕМЕА (Европа, Ближний Восток, Африка) к Китаю, Индии и островным государствам Азиатско-Тихоокеанского региона. Однако, с приходом пандемии и кризисных явлений многие осознали, что производства очень даже неплохо иметь там, где находятся основные рынки сбыта, и теперь мы слышим о возрождении текстильных производств в Европе.

В одной из своих статей посол FESPA Textile и ведущий эксперт онлайн-ресурса TexIntel Дебби МакКиган, опираясь на исследования Grandview Research, приводит ещё более внушительные цифры относительно мирового рынка текстильной полиграфии, предрекая ему к 2025 году суммарную капитализацию в 266 с лишним миллиарда долларов. Причём, роль главной действующей силы в процессе отводится не аналоговой, а цифровой печати со всё большей востребованностью печати по запросу. И поскольку в последнее время экологический фактор буквально во всех отраслях промышленности оформляется в долгосрочный тренд, совершенно не удивляет высокий спрос на натуральные хлопчатобумажные ткани с рисунком – до 45%.

Рассуждая об особенностях цифровой печати, позволивших ей доминировать в массовом производстве текстиля, МакКиган выделяет простоту эксплуатации, быстроту получения результата и экономичность текстильных принтеров, сравнивая их с традиционными для сегмента ротационными трафаретными машинами, которые, по современным меркам, слишком требовательны к площади, времени и человеческому фактору, не говоря уже о вреде, наносимом такими производствами экологии. Цифровые машины, напротив, не занимают много места, обеспечивают достойное качество печати за короткий срок и максимально автоматизированы. «Для размещения ротационной трафаретной машины шириной 3,6 метра (с паровой или газовой сушкой, «цветовой кухней», зоной мойки трафаретов и т. д.) понадобится более пяти тысяч квадратных футов производственной площади, — рассуждает Дебби МакКиган. — Аналогичная цифровая печатная машина, использующая те же компоненты, займет менее четырёхсот».

Возвращаясь к экологичности, предусматривающей, в частности, стремление к минимизации используемых природных ресурсов (воды) и безопасности расходных материалов (краски) надо признать, что и здесь преимущество вновь будет на стороне «цифры». Несмотря на это, миллионы метров набивной ткани в мире продолжают получать аналоговым способом. Предпринимаемые меры для снижения негативного влияния на окружающую среду в типографиях трафаретной печати, не исключают того факта, что изготовление, очистка и регенерация печатных форм сопряжены с использованием химических средств, содержащих растворители, щёлочи, хлор, а значит и с неизбежным появлением сточных вод. Существенного экопрорыва на такого рода производствах до сих пор не произошло. Установка систем очистки и вытяжек не решает проблему в корне.

Доля цифровой текстильной печати увеличивается в геометрической прогрессии: в Smithers Pira дали прогноз на 17,5% в год в течение ближайших шести лет.

Расход чернил в цифровой печати примерно в 6 раз меньше, чем расход красок при трафаретной печати, экономия воды до 600%, отсутствие у пигментных принтеров «сточного следа», щадящие показатели по выбросам углерода – всё это делает цифровые технологии важной частью «зеленой экономики» и базисом для развития новых бизнес-моделей.

Вместо, массового производства, с которым связан «традиционный текстиль», цифровое производство даёт возможность удовлетворения потребностей в небольших, точечных заказах, когда печать происходит по запросу, любым тиражом (начиная от одного метра), любого изображения, на разных материалах. При таком подходе гораздо легче контролировать хранение и реализацию готовой продукции, не подвергая риску гарантийные обязательства и финансовые возможности заинтересованных сторон. В типичной же цепочке поставок, куда более длительной во всех смыслах, вероятность ощутимых издержек очень высока.

Дополнительным импульсом к оптимизации производственного цикла в текстильной индустрии, как ни странно, явилась пандемия коронавируса. Беспрецедентная по масштабам чрезвычайная ситуация подвигла многие компании перемещать свои заводы и склады из-за рубежа – домой, ближе к потребителю. Среди европейских стран, в авангарде решоринга выступила Италия. Однако, процесс возвращения предприятий из зон низких производственных затрат может принять долгосрочный характер как только необходимость переработки и повторного использования обретёт нормативно-правовую форму.

Ещё один восходящий тренд — апсайглинг. Журнал Vogue уже подаёт его в качестве главного фешн-тренда 2021 года, напоминая, что всё новое — готовое к выбросу старое. Дизайнеры известных брендов опустошают блошиные рынки, чтобы создать уникальную одежду из винтажного гардероба, перешивают сумки из 70-х, платья из 90-х, превращая немодный мусор в изделия класса люкс.

В целом, тема экологии и экономии вещей сейчас на пике актуальности. Или близко к тому. А значит, ареал использования цифровой печати продолжит последовательно расширяться. Более того, цифровые принтеры могут стать символом этической трансформации. Так, к примеру, одна из лимитированных коллекций H&M с применением органических пигментов, помимо маркетинга, имела целью наглядно проинформировать общество о вреде промышленных методов окрашивания ткани и необходимости внедрения инновационных технологий – надёжных, качественных и безвредных для планеты. И это только один пример из сотен. И это только начало.

Татьяна Зуева